Черноморский флот России спасли «герои-одиночки» | Мировые новости
Черноморский флот России спасли «герои-одиночки»

Черноморский флот России спасли «герои-одиночки»

Иногда решение судьбоносных вопросов страны зависит от конкретных людей

Недавно произошел трагический случай — российский топ-менеджер, пытаясь выйти из запоя, обратился за помощью к шаману. Окончилось все печально.

Ситуация с этим беднягой (его миллиардный «золотой запас» ему не помог) очень напоминает сегодняшнее положение нашей страны. У нас, конечно, не запой, но положение непростое. И многое зависит от того, к чьим словам мы прислушаемся.

Фото: минобороны

Это могут быть западные костоправы, бывшие консультанты, группировавшиеся в свое время вокруг Гайдара и Чубайса. Все эти многочисленные ослунды и шляйферы, ныне предлагающие лечить Россию исключительно кровопусканием, желательно до полного решения вопроса. Есть еще испытанная команда отечественных шаманов, повторяющих заклинания о чудодействии невидимой руки рынка и прописывающих при всех болезнях исключительно приватизацию.

А ситуация, повторяю, непростая, и решения принимать трудно. Что же дает мне возможность оптимистично смотреть в будущее?

Как-то один известный политик и государственный деятель сказал, что логика обстоятельств сильнее логики намерений. Она неоднократно приводила Россию пусть к тяжелому, но спасительному выходу.

В булгаковской повести «Роковые яйца» страна была спасена от различных гадов (в данном случае от пресмыкающихся) неожиданно, среди лета ударившими морозами. Конечно, фантастика, но спасение после Великой смуты начала XVII века тоже логичным назвать сложно. Во всяком случае, сделано это было все-таки вопреки гнилой элите. Народное ополчение земского старосты Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского было собрано против ее желания.

И это не единичный случай в нашей истории. Давайте посмотрим на недавние эпизоды, связанные с Крымом и Севастополем, и на роль в них не испугавшихся патриотов, одиночек.

Январь 1992 года. Только прошла пьяная встреча в Беловежье. Украина объявила, что все находящееся на ее территории принадлежит только ей, в том числе и Черноморский флот (ЧФ). Команде же Ельцина было не до проблем флота, делилась власть! Еще в декабре 1991 года Генштаб снял КЧФ со всех видов довольствия, признав его отрезанным ломтем. Все равно он находится не в России. На 30 декабря было назначено принятие черноморцами присяги Украине, затем срок был перенесен на 3 января 1992 года. Было ясно, что если она будет принята, флот безвозвратно «уплывет» от нас.

Было ощущение, что вся эта ситуация волнует только командующего Черноморским флотом адмирала Игоря Касатонова! События развивались так быстро, что обычно улыбающийся министр обороны СНГ маршал авиации Евгений Шапошников улыбаться перестал. Единственное, что сказал министр своему подчиненному: «Держись, Игорь!»

Игорь Касатонов рассказывал: «Я доложил в Москву обо всех действиях Украины, но опять не получил никаких указаний. В этих условиях, опираясь на поддержку большинства сослуживцев, принял самостоятельное решение: руководствуясь интересами России, воинским долгом, ответственностью перед севастопольцами и подчиненными, не выполнять новые законы Украины, директивы ее президента, приказы ее Министерства обороны в части перевода Черноморского флота под ее юрисдикцию. Оказавшись в правовом поле Украины, я так и не получил от России поддержки — ни политической, ни законодательной, ни дипломатической, ни ведомственной».

Тем временем президент Украины Леонид Кравчук собрал всех командующих округами с одним вопросом: будут ли они присягать Украине? Если нет — чемодан–вокзал–Россия, и вопрос закрывался.

Чтобы понять, на что шел Игорь Владимирович, скажу, что абсолютное большинство военнослужащих Черноморского флота разных национальностей в декабре 1991 года высказались за то, что они хотят служить Украине.

И, несмотря на это, 4 января адмирал Игорь Касатонов объявил, что Черноморский флот — российский! И отдал приказ: «Не принимать украинскую присягу». Он взял ответственность на себя и произнес вслух то, что думал. По форме это был мятеж.

«Моряки выполнили мой приказ, — вспоминал Касатонов. — Первой об этом поведала миру американская «Нью-Йорк таймс». Буквально в тот же день! Начиная с этого момента я стал получать из России сотни и даже тысячи телеграмм поддержки от простых людей, живущих в разных ее уголках, но ни одной — от российских руководителей».

Флот приказ Касатонова выполнил, кроме 2–7% моряков и офицеров, да и то, по словам адмирала, «не самых лучших».

Лишь 9 января «проснулся» наш президент. Не желая отстать от оппозиции, он наконец высказался о проблеме флота. Выступая на Ульяновском авиационном заводе «Авиастар», взобравшись на корпус строящегося пассажирского лайнера, Борис Ельцин воскликнул: «Черноморский флот был, есть и будет российским!»

Эпизод второй. Разобрались с одной бедой, пришла другая — разруха. В 1993 году, вновь вопреки «линии партии», шефство над Севастополем и Черноморским флотом взял на себя по личной инициативе мэр Москвы Юрий Лужков. Началось все с того, что для экипажа крейсера «Слава» пригнали три «КамАЗа» с овощами и консервами. Вскоре был создан фонд «Москва–Севастополь», взявший в самые тяжелые годы на себя патронат над кораблями ЧФ. Юрий Лужков (кто его об этом просил?!) стал рассматривать этот регион как часть России, временно находящейся за границей.

Появилась комплексная программа помощи ЧФ, в августе 1994 года был сдан первый дом для семей офицеров ГРКР «Слава», вскоре здесь появился целый микрорайон «Московский квартал» со школой и детским садом.

Московская мэрия финансировала завершение затянувшегося ремонта ракетного крейсера, и 16 мая 1996 года он, по инициативе все того же Юрия Михайловича, был переименован из «Славы» в «Москву», став флагманом Черноморского флота.

Дальше — больше. 1 сентября 2000 года в Севастополе было торжественно открыто здание филиала МГУ. А к 2005 году программа поддержки флота Москвой стала настолько обширной, что Лужковым было принято политическое решение распространить помощь не только на военных, но и на жителей города. Для реализации этой стратегии был создан Дом Москвы в Севастополе.

Таким образом, Юрий Михайлович стал одним из немногих, кто не забыл Севастополь и помогал городу-герою и его жителям всем чем мог. «Благодарностью» ему был запрет СБУ на въезд на Украину.

Эпизод третий. В 1995 году готовился общеполитический договор между Россией и Украиной. Опытного дипломата, посла по особым поручениям Юрия Дубинина отодвинули от работы над ним, и «благодаря» междусобойчику первого заместителя председателя Правительства РФ Олега Сосковца с вице-премьером Украины Евгением Марчуком Россия уже который раз чуть было не потеряла Черноморский флот. И тогда Юрий Дубинин забил тревогу: «Соглашаться с этим нельзя. Если мы сейчас парафируем договор, украинцы пошлют нас… по Черноморскому флоту!»

Тем временем в украинском стане царила эйфория — из рук Сосковца Марчук получал то, чего не мог выторговать у Москвы в течение 3 лет… «В отличие от Дубинина, с Сосковцом можно иметь дело», — заявил вице-премьер Украины.

Церемония парафирования с большой помпой состоялась.

Тем временем печать в России «взорвалась». Вот только один из заголовков: «Моряки считают, что их продали за бесценок». Свое недовольство в открытом письме президенту Ельцину выразил офицерский состав Черноморского флота. С резко критическим заявлением выступил командующий ЧФ адмирал Эдуард Балтин. В украинских предложениях отсутствовало указание даже на то, что штаб Черноморского флота РФ должен располагаться в Севастополе.

Тогда спасать ситуацию принялся Юрий Дубинин, подготовивший альтернативный документ (и это несмотря на наличие в правительстве министра по делам СНГ и даже соответствующего вице-премьера). В этот раз в Москве с ним согласились. Соглашение, подготовленное Юрием Владимировичем, настаивало на использовании Россией «всех» объектов в Севастополе. Президенты одобрили и подписали документ.

В договоре было записано, что «основная база Черноморского флота Российской Федерации с размещением в ней штаба Черноморского флота Российской Федерации находится в г. Севастополь». Далее уточнялось, что «Черноморский флот Российской Федерации использует объекты Черноморского флота в г. Севастополь и другие пункты базирования и места дислокации корабельного состава, авиации, береговых войск, объектов оперативного, боевого, технического и тылового обеспечения в Крыму».

На основе сочинского Соглашения была урегулирована проблема ЧФ, 28 мая 1997 года были подписаны три основных соглашения по флоту. В то время Дубинин был послом России на Украине в ранге заместителя министра иностранных дел.

И опять все было непросто — была сделана попытка уговорить Бориса Ельцина, когда он прибыл в Киев подписать общеполитический договор, а работу над урегулированием проблемы ЧФ продолжить. И вновь бдительность нашего посла остановила эту «перемогу» — все три базовых соглашения по Черноморскому флоту были подписаны без изменений.

Закончить я хотел бы памятным решением нашего президента в 2014 году по Крыму. И вновь среди высокого окружения недовольных, спокойная жизнь которых была потревожена, оказалось слишком много. Но есть те, кто готов им противостоять. Даже в одиночку.

Так что у нас есть повод для надежд!

Источник

Похожие записи