Эксперты оценили вероятность «ограниченной ядерной войны» России и НАТО | Мировые новости
Эксперты оценили вероятность «ограниченной ядерной войны» России и НАТО

Эксперты оценили вероятность «ограниченной ядерной войны» России и НАТО

«Сармат» и «Посейдон» повернут розу ветров куда надо

После объявления президентом Путиным частичной мобилизации и готовности использовать все имеющиеся средства для защиты территориальной целостности страны, политики и эксперты на Западе сразу же заговорили о возможном применении Россией тактического ядерного оружия.

Что это за оружие, которое так беспокоит Запад? В каких наших документах обосновывается его применение? Где та «красная черта», за которой применение тактического ядерного оружия может стать для нас возможным и обоснованным? Обо всем этом «МК» беседует с военными экспертами.

Для начала стоит понять, в чем разница между стратегическим и тактическим ядерным оружием.

Стратегические наступательные вооружения (СНВ, так США и Россия уже давно договорились называть стратегические ядерные силы) отличает межконтинентальная дальность и большая разрушительная мощность. К ним относятся межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования, баллистические ракеты атомных подводных лодок, а также стратегические бомбардировщики, способные нести ядерные бомбы и ракеты.

Количество стратегических носителей и ядерных зарядов у США и РФ определено Договором СНВ-3. Они обязуются иметь не более 850 развернутых и неразвернутых носителей и не более 1550 ядерных зарядов. Понятно, почему количество ядерных зарядов больше числа носителей. К примеру, одна российская ракета РС-20, которую на Западе прозвали «Сатана», может нести до 10 ядерных зарядов мегатонного класса.

Дальность стратегических ракет, например, российских ракет «Булава» или «Ярс» — более 10 тыс. км.

О разрушительной мощи современных мегатонных ядерных зарядов можно судить хотя бы по тому, что мощность бомб, сброшенных американцами на Японию в 1945 году, составляла только 10-20 килотонн.

Что же такое тактическое ядерное оружие? Им СССР и США обзавелись в свое время, когда готовили свои армии к третьей мировой войне. Этим оружием оснащаются войска на поле боя. Были созданы артиллерийские орудия и тактические ракеты, способные доставить ядерный заряд относительно небольшой мощности до скопления сил противника на удалении в несколько десятков или сотен километров от линии фронта. Если мощность таких зарядов невелика, то количество, по неофициальным данным, может составлять многие тысячи, если не десятки тысяч штук.

Почему западные специалисты вдруг так активно и дружно заговорили о возможности использования Россией именно тактического ядерного оружия? Президент, говоря о «всех имеющихся средствах», мог иметь в виду и стратегическое ядерное оружие – межконтинентальные ракеты.

Однако в применение Россией такого оружия Запад, видимо, верить пока не готов. По крайней мере, в Пентагоне заявили, что в данный момент не видят причин менять уровень готовности своих ядерных сил из-за слов российского президента.

Зато о взаимном применении тактического ядерного оружия в НАТО с легкостью рассуждают уже давно, уверяя население собственных стран, что ничего особо страшного в тактическом ядерном оружии нет, если его применить с учетом розы ветров. Но на это Владимир Путин заметил: роза ветров может ведь и развернуться…

***

Вот что о таком возможном «развороте» на условиях анонимности рассказал «МК» один из действующих военных специалистов в области ядерных вооружений:

— В нашей стране нет таких документов, которые бы отдельно указывали, когда применяется стратегическое, а когда тактическое ядерное оружие. Существует общее понятие «применение ядерного оружия». Условиям его применения изложены в «Основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания». Они утверждены Указом президента и опубликованы в 2021 году. Там как раз и названы эти условия.

— В этом документе сказано, что ядерное оружие может быть применено только при условии угрозы самому существованию российского государства.

— Все верно. Однако в обращения Владимира Путина, которое озвучено 21 сентября, президент несколько расширил эти условия. Точнее я бы сказал — внес некоторую конкретику, когда заявил, что все имеющиеся в арсенале средства могут быть применены для защиты территориальной целостности страны.

Но я хочу особо отметить: Путин не сказал, что в этом случае будет применяться именно ядерное оружие, а тем более оружие тактическое. Он сказал: будут применяться все имеющиеся средства.

— Если речь о всех средствах, значит, подразумевается и ядерное оружие? Значит, Запад обоснованно забеспокоился. Хотя в нашем арсенале есть еще высокоточное гиперзвуковое оружие, против которого у противника нет никаких средств противодействия.

— Да. Но сейчас Запад больше волнует ядерное. Хотя в данном случае вычленить то, какой тип ядерного оружия будет применён, довольно сложно. Об этом президент не говорил. Те, кто пытается его слова как-то интерпретировать, занимается домыслами. Всё будет определяться решением Верховного Главнокомандующего, исходя из складывающейся ситуации в зависимости от того, какой противник окажется на противоположной стороне.

— Означает ли это, что ядерное оружие – конкретно тактическое — мы будем применять только в качестве ответного? Ни в коем случае — не первыми.  

— Последняя трактовка, прозвучавшая в речи Путина – а исходить надо именно из неё – подразумевает применение такого оружия в случае, если будет угроза территориальной целостности России. То есть если противник начнет наступать и захватывать наши территории.

Правда, эти его слова тоже содержат некоторую неопределенность. К примеру, в какой именно момент наступления противника будет применено такое оружие? С началом нападения или если часть территории уже окажется потерянной?

— В данном случае имеются в виду в том числе наши новые территории, которые присоединятся в результате референдума?

— Президент конкретно об этом не сказал. Здесь так же могут быть различные толкования, чем, собственно, сейчас и занимаются на Западе. Но я думаю, это было сказано туда именно в качестве предупреждения, на случай если там кто-то планирует что-либо подобное. Но, опять-таки, здесь можно лишь предполагать, так как в данном случае это в большей степени было политическое заявление. Когда уже принимаются конкретные решения о применении ядерного оружия, то более серьёзно учитываются конкретные условия и последствия принимаемых решений.

— Если все-таки будет применено тактическое ядерное оружие, то следующий шаг – перерастание конфликта уже в крупномасштабную ядерную войну?

— Не обязательно. Хотя риск такого развития событий резко возрастает.

Конечно, может быть и такой вариант: мы применили тактическое оружие, они тоже применили своё тактическое оружие в ответ. Можно предположить, что это будет, прежде всего, американские тактические ядерные авиабомбы, которые сейчас находится в пяти европейских странах на складах военных баз США. В любом случае все это обязательно ведёт к эскалации развития военных действий, которые в дальнейшем приведут к обмену массированными ядерными ударами, а следовательно – крупномасштабной войне. И если ее не остановить, тогда произойдёт то, о чем Путин говорил ранее: они отправятся в ад, а мы – в рай. На земле жизни уже не будет.

***

Слава богу, пока о таком развитии событий речи все-таки не идет. Звучат лишь предупреждения. Но так ли уж далеко мы находимся от принятия конкретных решений на применение тактического ядерного оружия? И кто может дать команду на его применение?

Что касается стратегического ядерного оружия, то мы знаем, что на пуск стратегических ракет команду дает Верховный главнокомандующий — обладатель «ядерного чемоданчика» — специального устройства с кодами пуска стратегических ракеты. А кто имеет право дать команду использовать тактическое ядерное оружие на поле боя? Может ли, допустим, командир какого-то подразделения приказать уничтожить командный пункт противника с помощью тактического ядерного оружия? Ну, чтоб уж наверняка. И какое конкретно оружие для этого использовать? Что вообще из себя представляет тактическое ядерное оружие?

Обо всем этом беседуем с военным экспертом, аналитиком, редактором журнала «Арсенал Отечества» Алексеем Леонковым.

— Вообще, к тактическому ядерному оружию, — говорит эксперт, — относят всё, что обладают зарядами килотонной мощности. К примеру, 152-мм, 203-мм, 240-мм  снаряды. Такие орудия, как «Тюльпан» или «Пион». 

Понятное дело, что такие заряды хранятся на специальных складах и выдаются только тогда, когда уже принимается решение о его применении.

— В какой момент оно применяется? Когда с нашей стороны это может быть обоснованно? Только если противник сам начал боевые действия с использованием тактического ядерного оружия, или мы можем применить его первыми?

— У нас нет концепции ограниченной ядерной войны, которая есть, к примеру, у США. Rand Corporation (некоммерческая организация – американский стратегический исследовательский центр, работающий по заказам правительства США. — «МК» ) обосновала теорию войн будущего, которые будут иметь четыре фазы. Первая фаза — гибридная война, вторая – конвенциональная с применением обычных вооружений, затем идет ограниченная ядерная война с применением тактического ядерного оружия, а в дальнейшем – полноразмерная и полномасштабная тотальная ядерная война.

— Как у нас подразделяются эти стадии?

— Мы называем сначала гибридную войну, причем говорить о ней стали недавно. Следом идет конвенциональная война, а затем уже – тотальная ядерная, то есть третья мировая.

— То есть у нас не существует понятия «ограниченная ядерная война». Означает ли это, что мы планируем применять тактическое ядерное оружие только в ответ?

— Безусловно, только в ответ. И кстати, когда президент, объявляя о частичной мобилизации, высказался о применении всего имеющегося у нас оружия, он, разумеется, имел в виду и весь арсенал ядерного оружия.

— Включая стратегическое?

— Именно так.

***

И все-таки применение стратегического ядерного оружия – это уже крайний вариант, из которого мирного выхода практически нет. Но возможно, с тактическим ядерным оружием все-таки иначе? Американцы ведь допускают его применение без каких-либо апокалиптических последствий?

В 1999 году во время бомбардировок Югославии авиация НАТО использовала бомбы, начиненные обедненным ураном, который применяется в различных боеприпасах для усиления их проникающего действия. Тогда американцам на это некому было ответить.

Сегодня ситуация принципиально иная. И Россия – не Югославия. Какое оружие с тактическими ядерными зарядами сегодня имеется на вооружении российской армии? Какие задачи с его помощью она может выполнить?

— Тактический ядерный боезаряд, — объясняет Алексей Леонков, — это такая вещь, которая решает определённую задачу на определённом участке фронта, нанося довольно существенный ущерб конкретной инфраструктуре противника. К примеру, мощному укрепрайону, или какому-то узлу, где скопилось большое количество военной техники. Эти боезаряды используют для решения наиболее трудных в военном отношении задач.

— Потому, что они существенно мощнее обычных ракет и снарядов?

-Да. Берём, к примеру, 152-мм боеприпас. Если в обычном заряде килограммов 40 взрывчатого вещества в тротиловом эквиваленте, то у такого же с тактическим ядерным зарядом — примерно 400 кг, а то и больше. То есть один такой 152-мм снаряд в десятки раз мощнее обычного. К тому же он имеет дополнительный эффект в виде излучения, заражения и тому подобных неприятных для противника осложнений. Такого рода заряды применяются при ведении сложных боёв с технически развитым противником. 

— Какое конкретно наше оружие может использовать такие боезаряды?

— У нас есть боеприпасы калибра 152 мм, есть 203 мм, есть мины 240 мм «Тюльпан» с тактическими ядерными боезарядами, а также есть специальные боевые части для некоторых видов ракет.

— То есть практически все наши оперативно-тактические комплексы могут использовать ядерный боевой арсенал?

— Да специальные заряды. Были даже сведения о том, что некоторые комплексы ПВО тоже могут получить такую специальную боевую часть. Это комплексы С-400, С-300В-4 и С-500. У сухопутчиков это, к примеру, комплекс «Искандер-М», ну и артиллерия.

— Артиллерия тоже может работать с ядерными боезарядами?

— 152-мм ядерные боеприпасы как раз предназначены для артиллерии. А боеприпасы калибра 203 мм со специальной ядерной частью использует пушка «Малка». 240-мм боеприпас с ядерной начинкой способен применять самоходный пулемёт «Тюльпан».

— Тактические ядерные боеприпасы имеет авиация?

— В авиации это ракеты Х-555 и Х-102.

— Но ведь все это оружие – об этом не раз говорили наши политики и военные – не может быть применено против Украины?

— Конечно, нет. Об этом пишут только сумасшедшие блогеры. В основном выступающие под анонимными никами.

— Еще раз хочу уточнить: если говорить о тактическом ядерном ударе с нашей стороны, то это в любом случае только ответный удар?

— Однозначно. Только ответный.

— И целями для такого удара могут быть исключительно объекты НАТО? При условии, что НАТО вступают в войну непосредственно против нас?

— Да. Это удары, как говорилось ранее, по центрам принятия решений. Но учтите, что у тактического ядерного оружия всё-таки есть ограничения по дальности действия. Если мы говорим про артиллерийские снаряды, то это от 20 до 40 км.  В этом же диапазоне лежит тактический ядерный заряд для миномёта. Ну а у ракет диапазон, конечно, больше.  У оперативно-тактических ракет – это 500 км. 

— А может ли быть остановлена ядерная война с применением тактического ядерного оружия? Или слишком высока вероятность перерастания такой войны в мировую?

— Если Запад попробует на нас испытать свою концепцию ограниченной ядерной войны, в которой они, как говорят, с помощью тактического ядерного оружия хотели бы нанести минимальный ущерб себе и максимальный — нам, то здесь они сильно ошибаются. Это невозможно. Такая война практически сразу перерастёт в третью мировую. И никому на островах или за океаном отсидеться не удастся.

— После этого высока вероятность уже применения нашего стратегического ядерного оружия?

— Именно так. Всего ядерного потенциала. У нас в «Основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания» говорится о том, что это может быть сделано после применения ядерного оружия по нашей территории.

Там не сказано ни слова про то, сколько ракет, сколько боеголовок должно до нас долететь, не сказано про то, какого они размера могут быть. Это уже никого не волнует. Те, кто по нам ударил ядерным оружием, в ответ получат удар всем нашим ядерным арсеналом. 

— Об этом говорил президент Путин в своём выступлении 21 сентября?

— Да, и он напомнил, что роза ветров может быть направлена в их сторону. Ведь их концепция ограниченной ядерной войны предполагает, что момент применения тактического ядерного боеприпаса следует рассчитывать с учетом того, куда после этого могут двинуться воздушные массы с зараженными веществами. То есть, куда ветер подует. Американцам важно, чтобы во вовремя использования такого тактического ядерного оружия не пострадали их войска, которые применяют это оружие.

Но мы им в ответ можем послать свой «восточный ветер», который имеет много названий. Например: «Ураган» или «Шквал» (реактивная система залпового огня большой дальности «Ураган», скоростная подводная ракета «Шквал». – «МК»). А если и их окажется мало, то есть еще новейшая межконтинентальная баллистическая ракета «Сармат» и российский беспилотный подводный аппарат с ядерной энергоустановкой «Посейдон». И тот, и другой не имеют аналогов в мире.

Источник

Похожие записи